Е. Малахин.
Фотографика. 1970-е.
Е. Малахин.
Фотографика. 1970-е.
Е. Малахин.
Фотографика. 1970-е.
Е. Малахин.
Фотографика. 1970-е.
Е. Малахин.
Фотографика. 1970-е.
В 1970-х годах Евгений Малахин экспериментировал в области художественной фотографии. В съемке приоритет им отдавался принципу случайности, а если кадр был постановочным, то – особенностям фактуры и ритма. Евгений Михайлович создал уникальную авторскую технику на основе нестандартного отношения к фотоматериалу (негативы варил, частично засвечивал, обливал кислотой, процарапывал острыми предметами и т.д.), благодаря которой получались случайные трансформации изображений. Таким образом, готовый продукт практически терял связь с реальным объектом. По словам самого Малахина, результат был абсолютно непреднамерен. Печатать свои композиции он предпочитал в большом формате (1х2 м). Евгений Малахин оказался единственным автором из Свердловска, выставившим свои работы на первой экспериментальной выставке «Фотохудожники Союза» на Малой Грузинской в Союзе графиков Москвы.
«Мотыльки на сеновале…» 1970-ые Фотокнига, акрил
Из коллекции Тамары Галеевой
Е. Малахин «19 ударов в 77 строк из левого угла по плоскости четвертого квадранта» Свердловск: «БМ», 1977 Фотокнига Из коллекции Тамары Галеевой
В 1970-80-ые годы фото-эксперименты Евгения Малахина получили продолжение в создании фотокниг – еще одного вида авторской арт-книги. Также как и при создании своих фотографий, художник обрабатывал фотоматериал различными способами (кипятил негативы или обливал их кислотой), а затем сшивал или склеивал получившиеся листы, добавлял стихи. После этого уже в готовой книге делались своеобразные «иллюстрации», в качестве которых выступали абстрактные композиции, нанесенные специальными нитрокрасками. Эти фотокниги представляют целую страницу в творчестве старика Букашкина и обладают большой художественной ценностью. Трудоемкость процесса создания этих произведений и полностью ручная работа объясняют эксклюзивность каждого экземпляра, существующего лишь в единичном количестве. В то же время фотокниги Малахина можно с уверенностью назвать продолжением возникшего в конце 19 века и распространившегося в 20-м такого направления искусства, как «книга художника».

В 1970-х годах Евгений Малахин экспериментировал в области художественной фотографии. В съемке приоритет им отдавался принципу случайности, а если кадр был постановочным, то – особенностям фактуры и ритма. Евгений Михайлович создал уникальную авторскую технику на основе нестандартного отношения к фотоматериалу (негативы варил, частично засвечивал, обливал кислотой, процарапывал острыми предметами и т.д.), благодаря которой получались случайные трансформации изображений. Таким образом, готовый продукт практически терял связь с реальным объектом. По словам самого Малахина, результат был абсолютно непреднамерен. Печатать свои композиции он предпочитал в большом формате (1х2 м). Евгений Малахин оказался единственным автором из Свердловска, выставившим свои работы на первой экспериментальной выставке «Фотохудожники Союза» на Малой Грузинской в Союзе графиков Москвы.
В. Наумец «Поэт и художник» с одной стороны» 1980
Фотокнига, картон
Из коллекции Тамары Галеевой
Е. Малахин.
Книжечка Одесская. 1980-е.
Е. Малахин.
Фотографика. 1970-е.

Диапазон интересов Евгения Малахина был чрезвычайно широк. Так, в 1980-е годы он увлекся литературным творчеством. Его новаторский подход к стихосложению требовал взаимодействия с аудиторией, что привело поэта к идее создания особых арт-книг. Представленное издание – одна из уникальных авторских книг. Текст Е. Малахина набирался на печатной машинке через копировальную бумагу одновременно для нескольких книг (не больше, чем 3-5). Оригинальные рисунки для каждого экземпляра выполнялись вручную с использованием разных техник и материалов. Обычно для этого автор привлекал кого-то из одесских мастеров (В. Басанца, О.Волошинова, С. Волохова, Ю. Коваленко и др.) или свердловскую художницу Маргариту Никитину.
Все арт-книги старика Букашкина можно рассматривать как оформленную философию игровой позиции художника. Картонные плоские книжечки сохранили концепцию миниатюрных деревянных складней. В них «вживлялись» предметы, что делало их продолжением идеи книжки-инсталляции. По сравнению с деревянными складнями картонки часто выглядели неказистыми, но суть их в том, что основную свою ценность они обретали после их осмысления и «прочтения».
Е. Малахин.
Книжечки картонные. 1980-е.
Книжечка Одесская
Книжечки Картонные
Книжечки-коробочки

Все арт-книги старика Букашкина можно рассматривать как оформленную философию игровой позиции художника. Картонные плоские книжечки сохранили концепцию миниатюрных деревянных складней. В них «вживлялись» предметы, что делало их продолжением идеи книжки-инсталляции. По сравнению с деревянными складнями картонки часто выглядели неказистыми, но суть их в том, что основную свою ценность они обретали после их осмысления и «прочтения».
Е. Малахин.
Книжечки - коробочки. 1980-е.
Е. Шолохова.
Антиалкогольные плакаты. 1985.
Серия социальных плакатов был создана Екатериной Шолоховой (П.Ушкин) на основе текстов Евгения Малахина как реакция на майскую антиалкогольную кампанию 1985 года. Имитация стилистики официального советского плаката в данном случае носит сугубо иронический характер, а алкоголик представлен как довольно милый и несчастный персонаж. Это подчёркивает морально-этическое содержание работ и вызывает у зрителя живой эмоциональный отклик, в отличие от государственной пропаганды. Плакаты были выставлены в ДК Автомобилистов в 1985. Так впервые было обнародовано поэтическое творчество Евгения Михайловича.
Это типичные образцы художественной продукции общества «Картинник» перестроечных лет. Букашкин сам делал заготовки для будущих «картинок» из ДВП, ДСП, картона, фанеры и проч., грунтовал основу, придумывал текст, нередко сам делал набросок изображения, комментируя цветовое решение. Члены общества расписывали «фанерки» в примитивистском стиле, зачастую отсылающие к лубку, тем самым, превращая обыкновенные профанные предметы в арт-объекты. Более или менее постоянные члены общества пользовались псевдонимами. Например, Екатерина Шолохова – П.Ушкин, Владимир Болотов – Антип Одов, Сергей Ляхов – О.Т. Верткин, Владимир Пашкин – Писано Конрад и т.д
Первые образцы появились как миниатюрные вариации на тему антиалкогольных плакатов, но затем тематика стремительно расширилась, хотя и осталась намеренно нравоучительной. Возникли «антивоенные», «ризо-познавательные», «детско-планетные досочки тонкого типа», «умиротворяющие», «желательно-хотительные», «жизнеутверждающие» «говорительные картонки», «историко-познавательные тонкие фанерки» и многие другие именования. Под руководством Б.У. Кашкина «картинники» устраивали уличные акции «непосредственной коммуникации», состоявшие в исполнении музыкальных композиций в жанре «панк-фольк» и раздаривании «морально-шинковательных досочек» присутствующим зрителям.
Иконоподобные объекты Евгений Малахин создавал в 1970-х годах. Скульптурные объемы, отсылающие к образам святых, нередко дополнены абстрактными, иногда супрематическими композициями или дарственными надписями. Христианская символика в этих работах парадоксально переплетается с постмодернистской трактовкой формы. Традиция и авангард взаимно дополняют друг друга, выявляя глубинное внутреннее родство явлений, что придает объектам характер «новых сакральных реликвий». Рельефную резьбу выполнял сам Евгений Малахин, живописное сопровождение – Екатерина Шолохова.


Первые стихотворные поздравления Евгений Малахин начал писать еще во времена работы инженером на заводе для своих коллег. В 2000-е годы эта давняя традиция проявилась наиболее ярко. С одной стороны картонные открытки отсылают нас к детству, где мы разрисовывали листы бумаги, снабжая их неуклюжими поздравлениями, и торжественно вручали папе, маме или бабушке. С другой – содержат простые истины, которые становятся еще яснее в гармонии с бесхитростным изображением. Основа их – искренность и неподдельная любовь к адресатам. Здесь нет места фальши или однообразию принтерных магазинных изданий. Здесь нет и не может быть повторов. Потому что каждая открытка – это маленький мир, а адресат – весь земной шар.
Е. Малахин.
Открытки. 2000-е.
Е. Малахин.
Открытки. 2000-е.
Е. Малахин.
Арт-объект.
Предмет, оказавшись в руках старика Букашкина, становился полноправным выразителем его образа. Коллажные аппликации, росписи гуашью, надписи, бантики – это способы «осваивания» Букашкиным любых вещей. Часть из них использовалась в акционной, перформативной деятельности «народного дворника» и общества «Картинник». Например, балалайки, барабанчики, дудочки и т.д. Интересно, что самые обычные вещи у Букашкина наделялись новыми функциями. Алюминиевую крышку он сделал предметом игровой деятельности, картонные футляры от термометров превратились в музыкальные инструменты (дудочки), как и бытовые пластиковые трубы, с легкостью ставшие барабанами.
Е. Малахин.
Арт-объект.
Е. Малахин.
Арт-объект.
Е. Малахин.
Арт-объект.
Е. Малахин.
Арт-объект.
Е. Малахин.
Арт-объект. Деталь.
Е. Малахин.
Арт-объект.
Е. Малахин.
Арт-объект.
Е. Малахин.
Арт-объект. Деталь.
Е. Малахин.
Арт-объект. Деталь.
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website